1941-1945: МЫ ПОМНИМ!

СЕСТРА МИЛОСЕРДИЯ

Говорят, что война — не женское дело. Однако Великая Отечественная полностью  опровергла это суждение. Тысячи и тысячи представительниц прекрасного пола, зачастую совсем еще девчонок, прошли через ее горнило. Воевали в партизанах, в штурмовых ротах, в танковых частях, в авиации. Служили Родине радистками и переводчицами, телефонистками и разведчицами, летчицами и подпольщицами. Но больше всего их было, конечно, в госпиталях и медсанбатах — врачей, медсестёр, санитарок — самых близких на тот момент людей для израненных, искалеченных на фронтах мужчин.FOTO-006

Прошла всю войну с полевым лазаретом и жительница села Чернава Александра Емельяновна Вуколова. Еще в декабре 1941 года, сразу после ухода немцев, была она вместе с подругами приписана к базировавшемуся тогда возле села аэродрому. Расчищали от снега взлетную полосу, засыпали остающиеся после бомбежек воронки, помогали обслуживающему персоналу по хозяйственной части. Словом, работы хватало. А когда аэродром тронулся вслед за наступающими фронтами, ушла с ним и она, уже в качестве санитарки медицинской части 681-го батальона авиационного обслуживания.

И потянулись военные дороги семнадцатилетней чернавской девушки, заклубились горькой фронтовой пылью, вдогонку за передовыми частями. Западный фронт, Степной, 1-й Украинский, I-й Белорусский… Воронеж, Щигры, Чернигов, Клинцы, Гомель, Барановичи… Украина, Белоруссия, Польша, Германия… Нет, она не выносила раненых с поля боя, не вжималась в землю под разрывами мин и снарядов, но на кровь и боль насмотрелась за эти годы так, что хватило, пожалуй, на всю оставшуюся жизнь. И не надо думать, что летчикам, которые как раз и лечились в их лазарете, было на войне легче, чем другим. Да ни в коей мере! «И обгоревших привозили, — вспоминает Александра Емельяновна, — и израненных настолько, что, казалось, живого места на них нет, и с перебитыми конечностями, и со сломанными позвоночниками… Так что и есть приходилось на ходу, и спать — вполглаза. Прикорнешь где-нибудь в уголке, подложив под голову кулачок, вздремнешь минутку, и снова бежишь то бинты стирать, то раны перевязывать, то уколы делать (тогда она уже медсестрой служила). Трудно было. Особенно в ночные смены. Даже раненые нас жалели: поспи, дескать, сестренка, отдохни, а мы тут за тебя подежурим. Но какое там…»

И все-таки самое большое впечатление из тех дней оставило у нее посещение поверженного Рейхстага, куда их командование специально возило 10 мая 1945 года. «Стрелять уже почти нигде не стреляли, — рассказывает Александра Емельяновна, — но все вокруг горело, все было разрушено. Дымился еще и Рейхстаг, все стены которого были исписаны самыми разнообразными надписями. Захотелось и нам оставить свои автографы. Долго искали свободное место. Нашли только на втором этаже, где я и вывела обломком кирпича «Малютина» (это была моя девичья фамилия). Не знаю, что сталось теперь с той надписью, но то, что она была, и то, что я тоже, хоть немножко, но причастна к Победе, до сих пор греет мне душу».

Возвратилась домой Александра Емельяновна в конце августа сорок пятого. Вышла замуж за фронтовика Ивана Тимофеевича Вуколова. Вырастили вместе с ним трех хороших детей, порадовалась шестерым внукам, а сейчас уже и шесть правнуков подрастают. Словом, жизнь продолжается. И все-таки военные годы проходят в этой жизни отдельной полосой, пусть горькой, пусть трудной, но такой яркой и незабываемой…

28 апреля ветерану Великой Отечественной войны Александре Емельяновне Вуколовой исполнилось 88 лет. Так давайте поздравим её, пусть и несколько запоздало, и с этой знаменательной датой, и с Днём Победы, а также пожелаем и в дальнейшем доброго здоровья, чтобы не только правнуков, но и праправнуков понянчила. А почему бы и нет?..

Н. ВОРОПАЕВ.

This entry was posted in Память. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий