ВОЙНА ГЛАЗАМИ ДЕТЕЙ

О ЛАПШЕ ДЛЯ НЕМЦЕВ…

Когда была жива моя прабабушка Клава, она часто со мной домоседила и много рассказывала про войну. Три случая из ее жизни и жизни моего прадедушки Петра мне запомнились особенно — совсем еще детьми им пришлось многое пережить…

Не знаю точно, в каком году это было, да и не важно это сейчас, наверное. Я всегда безуспешно пытаюсь представить тот страх, который испытали сельские ребятишки, когда однажды в Чернаву пришли немецкие разведчики. Главным у них был поляк, хорошо владевший русским языком. Он-то и распорядился остановиться в нашем, тогда еще маленьком, с соломенной крышей, доме. Лошадей поставили в сенцы, собаке приказали сидеть в углу. А маму (мою прапрабабушку) заставили готовить мясо — занесли его домой в котле, пригрозили: «не приготовишь, будет худо».

В семье было 4 детей. Старший сын Митя с папой воевали на фронте, 13-летний Павел, 12-летняя Клава, пятилетняя Анюта вместе с матерью вели домашнее хозяйство. И все же им, детям войны, тоже нравилось играть и иногда шалить. И вот, когда мама пошла за водой в колодец, чтобы приготовить мясо, Паша задумал собачку немецкую к себе приручить. Потихоньку стал брать мясо из котла и давать ей. К приходу мамы варить суп для незваных гостей было уже не из чего. Ох, как била она Пашу! Потом зарубила курицу, сварила ее, а из бульона приготовила суп. Когда немцы вернулись, она заплакала, упала на колени и рассказала, что мясо негодный мальчишка скормил собачке. Фашистов было 5 человек, 4 из них мгновенно вскочили, а поляк их остановил, что-то сказал, и они успокоились. Поляк подошел к Пашке, погладил по голове и сказал: «Она наша, ты не сможешь ее приручить».

Спали немцы по очереди и по очереди дежурили на улице. Среди ночи зашел один немец, всех поднял, и они ушли. Мама спросила: «Что случилось?» А поляк ответил: «Знак подали, надо уйти». Она выглянула в окно, а в стороне слободы Пушкарка, куда направились фашисты, горели три дома…

…Когда прабабушка вспоминала о тех страшных днях, всегда плакала, а я как могла утешала ее, говоря, что это было давно. Но сейчас, когда прабабушки не стало, я понимаю, почему она плакала. Ее папа и старший брат не вернулись с войны…

 

О ЧУДО-ТЕХНИКЕ…

А этот случай рассказал мне мой дедушка Володя — из детства своего отца Петра Григорьевича…

Это произошло во время оккупации нашего села немцами. Как-то поздним вечером Петр с друзьями Алексеем и Федором играли на улице невдалеке от колонны немецких автомашин. Неожиданно они услышали свист, который привлек их внимание. Они подошли поближе к фургону и увидели в образованной в брезенте щели разноцветное мигание. Их это очень заинтересовало. Но так как поблизости находились немецкие солдаты, они побоялись залезть в машину и решили свое любопытство удовлетворить в следующий раз. А вот на другой день благодаря тому, что в селе было спокойно, им удалось проникнуть в фургон и стащить чемоданчик. Так как самым близким домом от немецкой колонны оказался дом Алексея, то было решено тащить трофей к нему домой. Забравшись на чердак, они начали обследовать его. Открыли защелки, подняли крышку и… замерли от удивления. Перед их глазами открылась панель с множеством разноцветных лампочек, кнопок с цифрами и буквами, непонятными переключателями. Руки словно сами потянулись к ним — мальчишки они и есть мальчишки! И принялись нажимать на что попало. Вспыхнули лампочки, раздался непонятный свист, шум… Друзья перепугались, резко закрыли крышку в надежде быстрее избавиться от яркого свечения и шума. Немного успокоившись, они вновь открыли крышку и стали думать, как выключить механизм и не привлечь внимания немцев. Наконец им это удалось — лампочки погасли, шум прекратился. Закрыв плотно крышку, ребята зарыли чемоданчик в пепел.

А в это время немцы уже обнаружили пропажу. Поднялся шум, начались поиски по дворам и хатам. Были фашисты и в доме Алексея, но чемодан не обнаружили. Скоро они покинули село под напором советских войск. И ребята, конечно же, тут же вытащили чемодан, сели на завалинке и снова стали изучать интересный аппарат. Вот тут-то их и «застукал» подошедший к ним советский офицер. Он счел нужным узнать историю приобретения трофея. Выслушал, пожурил ребят, из-за безрассудства которых могло погибнуть все село, и выманил у мальчишек их «игрушку» за тушенку и другие продукты.

Этот чемоданчик оказался немецкой шифровальной машинкой. Но о том ребята узнали намного позже, из фильмов о войне. Вот так простые сельские ребята оказали посильную помощь в общей победе. Моему прадедушке тогда было всего 14 лет…

 

…И О МАЛЬЧИКЕ, РОЖДЕННОМ В РУБАШКЕ

Но на этом злоключения моего прадеда, увы, не закончились…

Один из немецких офицеров, по национальности румын, жил одно время в нашем доме. Этот офицер по профессии был учитель, хорошо говорил по-русски. Как-то раз он чистил пистолет, сидя за столом, и ненароком заметил, с каким интересом следит за его действиями деревенский мальчишка. Пригласил его сесть рядом и стал рассказывать и показывать устройство оружия. Разобрал, разложил части на чистой тряпочке и осторожно стал каждую деталь вытирать, смазывать какой-то прозрачной жидкостью, в обратном порядке собирать. Все делал он медленно, для того чтобы было понятно Пете. Через некоторое время на столе кроме магазина с патронами ничего не осталось. «Теперь, — сказал он, — берем и оттягиваем вот это…» Направляя пистолет в сторону мальчика, он сказал: «Пух!» и нажал на спусковой крючок. Раздался выстрел…

В доме он прозвучал оглушительно. У Пети заложило уши, он почувствовал жгучую боль. В смятении увидел, как на руку упала капля крови. Кинул взгляд на офицера — тот сидел бледный как простыня: «Паренек, ведь я тебя сейчас чуть не убил…»

Румын никак не мог понять, как патрон попал в ствол пистолета. Тут и вспомнилась ему русская пословица, что и палка в неподходящий момент может выстрелить. Офицер искренне извинялся, принес Пете много продуктов, шоколад, хотя пуля чуть задела краешек левого уха ребенка.

…Впоследствии от этого происшествия не осталось и следа. Но, рассказывая историю внукам, прадедушка всегда подчеркивал, что тот испуг, который ему пришлось пережить в детстве, был не в счет с тем, какой страх он увидел на лице офицера. Это его поразило. Казалось бы, враг, завоеватель, фашист, не раз, наверное, уже убивавший людей, и так переживал за простого деревенского мальчика…

Наталья ЧЕЧЕТКИНА,

с. Чернава.

НА СНИМКАХ: бабушка Клавдия Григорьевна Тихонова и Петр Григорьевич Семенов.

This entry was posted in Разное. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий