БОЛЬ ДУШИ

 

ПОЗАБЫТАЯ СОСНОВКА

Деревня российская… Давно ли была ты кормилицей и опорой государства, ее незримой силой и оплотом. Теперь вот умирает. Только за 20 лет с карты нашего района исчезло более десяти малых деревень. И запоздалые попытки поправить демографическую ситуацию жестко и неумолимо корректирует высокая смертность. Так что более чем актуальна горькая фраза из простого, без притязаний на шедевр стихотворения Н. Мельникова «Поставьте памятник деревне».

В нем боль души и без прикрас написанный с натуры  и нищенский быт редких жителей вымирающих деревень, и покосившиеся хаты, и безысходность тех, кто доживает в них свой век — не вдали от цивилизации, а здесь, рядом с нами…

Всего лишь четверть века Сосновское отделение бывшего совхоза «Пролетарий» было известно своими трудовыми достижениями. Главной достопримечательностью округи, ее красотой и притягательностью были сады. Весной — в бело-розовом покрывале цветения,  осенью — отягощенные полновесным урожаем плодов. В Сосновке проживало 20 семей, взрослые были  заняты в садоводческой бригаде, в каждой семье подрастали дети. Был в Сосновке тракторный парк, контора и общежитие на 200 человек (в летнюю пору сюда приезжали для оказания помощи в уборке урожая студенты), летняя столовая. А поскольку расстояние до центрального отделения совхоза 4 км, то по инициативе бывшего директора совхоза — инициативного хозяйственника и руководителя от Бога Алексея Андреевича Мурашова  — был возведен упаковочный цех, и сортировка продукции велась на месте. Была до Сосновки и дорога с примитивным, но твердым покрытием. А потом началась перестройка…

…Путь до Сосновки показался неблизким. Редакционная «Нива» долго петляла по разбитой дороге мимо пруда, потом по грунтовке вдоль длинных рядов уродливого сухостоя — того, что осталось от урожайных садов.  И, наконец, сквозь заросли бурьяна и дикого мелколесья замаячили крыши: одна, другая, третья.

— Вы на машине без прицепа что ли? — встречает нас во дворе хозяйка, женщина средних лет. Представляемся, объясняя цель приезда.

— А мы перекупщиков ждем, — говорит разочарованная хозяйка. — Поросенка зарезали. Только сильно они нас обманывают. За бесценок мясо отдаем, — сожалеет Мария Максимовна Гринева. — Живем как? — Да посмотрите. Нас тут мало осталось. Считай-ка, — обращается к подошедшему мужу — 5 дворов с дачниками вместе. Живем постоянно 7 человек. А вы в хату проходите.

В единственной комнате — просторной, не загроможденной мебелью, непритязательный уют создает лишь русская печь, в которой весело трещат сухие поленья.

— Дров хватает, — продолжает беседу хозяин Николай Григорьевич. — Так что только их и не жалеем — мертвым яблоням нет числа. А вот дороги нет. Развезет по осени — отрезаны мы от  «большой земли», заболеет, не дай Бог, человек — скорая приедет на Чиквинку (2-я Кудияровка), а дальше — как хочешь переправляйся. Спасибо, лошадь у меня в хозяйстве имеется — выручает.

— Почта ходит ли?

— Пенсию носят. Газеты — нет. А как по безлюдью-то по восемь километров в обе стороны почтальонке ходить? А как заметет все зимой — так и подавно.

На «огонек» спешит сосед Гриневых — Александр Григорьевич Акомелов.

— А я бы и газеты выписал. Интересуюсь новостями, политикой. Но сомневаюсь, чтобы  что-то вообще для нас изменилось. Да что газеты, у нас в деревне нет воды. Живем  подсобным хозяйством, для этих нужд хорошо хоть прудишко есть. Раньше пользовались колонкой в Чиквинке. А там, как провели газ да удобства в дома, все колонки с улицы убрали. Так что с питьевой водой проблема постоянная…

Есть в деревне колодец. Ему не меньше 100 лет. Теперь срубы погнили, чистить его опасно, — вторит соседу Гринев. — Вода в нем непригодная, гиблая. Был случай: испил по жажде холодненькой да в инфекционную больницу угодил. А для нового — техника нужна, кольца бетонные вместо негодного сруба поставить. Только кто это сделает, властью местной мы позабыты-позаброшены…

Следующий адрес — семья Зайцевых. Жена Александра  Акомелова — Татьяна — любезно согласилась показать дом. И по пути не преминула продолжить животрепещущую для жителей Сосновки тему.

— Бездорожье — раз, воды нет — два. Да местную власть вряд ли интересует, как тут люди живут. Писали в прошлом году письмо в Петровскую администрацию с просьбой отсыпать щебенкой дорогу от Сосновки до Чиквинки. Ждали-ждали ответа — пришел он в середине ноября и гласил о том, что к 1 ноября(!) дорога до Сосновки будет сделана. А воз и ныне там, уже следующий ноябрь на носу. Хорошо хоть таксофон поставили — единственное благо цивилизации.

Торговое обслуживание Сосновки также никуда не годится.  Наезжает автолавка —  не всегда по графику по той же причине бездорожья. Обслуживание — по остаточному принципу. Маловато привозят хлеба, нередко он черствый, случается некачественный товар привезут, нет самого необходимого — сахара, круп в достатке.

Но отзывчивые люди есть. Случились как-то неполадки с электричеством, мастера приехали сразу вместе со своим начальником Сергеем Морозовым. Неисправность устранили быстро — спасибо им огромное! А так тут у нас только летом дачникам рай…

Ветхий домишко Зайцевых еще довоенной постройки, в полном смысле слова на ладан дышит. Хозяйка Варвара Иосифовна, бывшая рабочая сада, не из местных: ее семья была эвакуирована с Орловщины во время Великой Отечественной. Вспоминает она с грустью о том, как еще 20 лет назад кипела жизнь в Сосновке, об  управляющей отделением Валентине Владимировне Тихоновой, при которой отделение было передовым в совхозе, о своих подругах, вместе с коими пестовала молодые сады, совершенно не представляя себе, что придется век доживать в таких ужасных условиях.

— Чуть не забыла: заехал к нам на днях один хороший человек — главой района назвался. Евгений Васильевич о нашем житье-бытье расспрашивал, помочь обещал. Первый за многие годы руководитель побывал в Сосновке. Слышали о делах его добрых много, надеемся, и нам поможет. Дай ему Бог здоровья и сил.

— Есть у меня небольшая пасека, — говорит сын бабушки Вари — Валерий, —  собирался подправить дом, хотя надо бы новый строить. Только  нет у нас таких денег. Но на дешевую машиненку и гараж к ней поднакопил. С транспортом жить полегче. Плохо без колодца. Тут еще один был действующий, но года два назад вода ушла, видимо, из-за засухи…

…А в остальном проблемы все те же. Зимой в окрестностях Сосновки снега непроходимые, тропки к жизненно важным объектам — сараям и пруду  — жители «пробивают», как говорится, пешим ходом.

— Доживаем, — грустно итожит беседу Валерий Алексеевич. — Вот только бы на работу дочь пристроить. Техникум закончила. Летом мне на пасеке помогала, но вообще-то, что в этой глухомани девчонке делать?

Ольге — приветливой симпатичной девушке, менеджеру по специальности — работу найти не удалось. Нужен трехгодичный трудовой стаж и возраст от 25 лет. Таковы условия работодателей. Одного не имеет, до другого требования не доросла пока.

В этой отрезанной от мира угасающей деревне из-за проблем с пахотой и обработкой огородов даже картошку теперь не сажают, зато обитатели подворий чувствуют себя вольготно.

До Бога высоко, а власть далеко.  Как-то не верилось, что главу сельского поселения А. Карташова не видели сосновцы со времени предвыборной кампании трехлетней давности, когда Александр Николаевич просил жителей деревни поддержать его на выборах главы Петровской сельской администрации. Поддержали, но больше и не видели  до сих пор. А о выборах главы района и депутатов райсовета, состоявшихся 8 сентября, жители Сосновки даже не были извещены.

Великий русский философ И. А. Ильин определил, что призвание государства сводится к справедливому и социальному обращению к каждому из своих граждан. При этом обществу должно быть понятно, что каждый нищий и бедный в стране (а в России их сегодня не счесть) — это не просто неудачливый человек — это язвы государственного управления, каждый безработный и беспризорный — национальное бедствие, каждое попранное право — пробел в государственном управлении.

Ситуация в Сосновке — не только серьезный повод для размышления, но  руководство к незамедлительным действиям местной власти — с тем, чтобы настоящая печальная публикация-жизнеописание обитателей Сосновки, обреченной на забвение, послужило началом хоть каким-то переменам к лучшему. И не только в этой отдельно взятой малой деревушке — Сосновка всего лишь крохотная иллюстрация нынешней действительности за обочиной цивилизации…

Л. КАВЕРИНА.

This entry was posted in Общество. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий