полоса

ГОВОРЮ О ВОЙНЕ, ХОТЬ И ЗНАЮ О НЕЙ ПОНАСЛЫШКЕ


Сколько войною задето

Седых и детских голов,

Мы о войне этой знаем

Лишь по рассказам дедов и отцов.

Война. Всего пять букв, а сердце замирает от ужаса, когда слышишь это слово. И сразу страх в глазах! И вопрос: что там впереди? Победа или поражение? И губы сами шепчут: «Только победа». А к ней, к победе, уже не один день, а очень, очень-очень долгие 1418 дней.

…Я родился в счастливое, мирное время, но много слышал о ней, ведь горе и беда не обошли стороной моих родных и близких.

Своего деда — Василия Никифоровича Марахова — я знаю лишь по рассказам папы, который бережно хранит его орденскую книжку и фронтовые реликвии.

За годы войны из Липецкого края ушли на фронт более 260 тысяч солдат, в их числе был и мой дед. Его фронтовой путь начался в декабре сорок первого. Нелегким он был. Пришлось ему участвовать и в Елецкой операции, и в обороне Севастополя, где он был ранен. После госпиталя вновь вернулся в строй, защищал город Новороссийск, воевал на Курской дуге, под Понырями получил второе ранение. Подлечился — и снова в бой. Освобождал Украину – города Житомир, Львов. Участвовал в форсировании рек Сан и Висла, освобождении Польши, Австрии, Чехословакии.

Когда его спрашивали, где было страшнее всего, он, старый солдат, не сдерживая слёз, отвечал: « В Польше. Сандомирский плацдарм…

Наш стрелковый полк 350 стрелковой дивизии 13 армии в срочном порядке бросили на прорыв…

После трёхсуточного броска с незначительными боями полк, преодолев более 150 километров, вышел к назначенному месту и занял оборону. Задача — любой ценой сдержать вражеские войска при отходе на Запад. Но тогда никто не мог предположить, что со стороны Львова, через Карпаты на запад уже выходили остатки дивизии «Галичина» (бандеровцы), а западную  сторону фронта жестоко обороняли власовцы. Полк оказался в кольце. Бой длился несколько суток и был очень жестоким. Противнику терять было нечего: ему нужно было любой ценой пройти через наши порядки  и соединиться с немецкими частями…»

После той операции матери дедушки было выслано извещение о смерти за № 801 от 20 августа 1944 года. В нем сообщалось: «Марахов В. Н., 1923 года рождения, убит 9 августа 1944 года, место захоронения – северо-западная окраина с. Ложевицу, Сандомирского уезда, Келецкого воеводства, Польша». Однако в списках погибших при освобождении Польши фамилия деда отсутствовала. Просмотрев солдатские документы — красноармейскую книжку, справки о ранениях, установили, что в том бою на Сандомирском плацдарме дедушка был ранен в третий раз и с 12 по 30 августа находился на излечении в госпитале. По выздоровлении вернулся в свой полк и был зачислен в 9 отдельный стрелковый батальон (СМЕРШ). Задачей батальона стала зачистка освобождённых территорий и арест особо подозрительных лиц.

За дела ратные награжден мой дедушка орденами «Отечественной войны» I и II степени, медалями «За боевые заслуги», «За оборону Севастополя».

Он выдержал тяжёлые испытания, но остался жив. После войны в разное время были удалены два осколка, которые дедушка долго носил в своём теле.

Из судеб простых рядовых солдат, таких как мой дед, и складывалась судьба страны, ковалась победа. Немногие дошли до Берлина, но слава о погибших, их имена навсегда сохраняются в наших сердцах.

Нам, живущим уже 67 лет без войны, подчас нелегко понять и представить то, что выпало на долю наших дедов, шагнувших из школьных классов в дымные пороховые рассветы июня 1941 года. Но мы знаем точно одно — нам нужен мир, светлое небо над головой. Всё то, что отстояли наши деды. А наш святой долг — сохранить память о великом подвиге наших дедов и отцов.

Низкий поклон Вам, Победители!

Владимир МАРАХОВ,

школьник.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.