ПОДВИГ ЖИВЕТ ВЕЧНО…



Однажды мне в школу позвонила краевед Людмила Буданцева и спросила, есть ли у нас в Чернаве люди, которые в годы войны детьми были отправлены в фашистские концлагеря. Я ответила, что такими сведениями наш музей Боевой славы не располагает. Да, из оккупированной Чернавы увозили молодых женщин, но детей, по всей видимости, нет…

Чтобы исключить ошибку, мы с ребятами клуба «Поиск» снова изучили архивные документы, написали письма-запросы чернавцам, которых судьба раскидала по стране, встретились с сельскими старожилами, но и эти поиски результатов не дали.

Помог случай. Когда я уже решила позвонить Людмиле Семеновне и дать ей отрицательный ответ, в дверь музея постучали. Двое пожилых интеллигентных мужчин представились: «Мы племянники Николая Агапова — завуча вашей школы, погибшего в 43 году на Орловско-Курской дуге…» Когда один из них, Анатолий Михайлович, начал рассказ о себе и своем старшем брате Владимире, в 15-летнем возрасте вывезенном немцами в концлагерь на территорию Югославии, я подумала: «Действительно — человек предполагает, а Господь располагает…»

Взялась я за эту работу, собрала и обобщила материал, который нашла в рукописных воспоминаниях, рассказах, письмах, военных мемуарах, архиве о жизненном пути двух мальчишек — Володи и Анатолия…

…Судьба распорядилась так, что с 3 октября 1941 по 5 августа 1943 года их семья находилась в оккупированном немцами г. Орле. Там ребятишки своими глазами видели, как в рамках гитлеровского плана завоевания территории для великогерманской нации осуществлялась фашистами программа «Обезлюживание». Под видом борьбы с коммунизмом и Советской властью проводилось целенаправленное уничтожение русского народа. Немцы заняли Орел ночью третьего октября, а утром, когда мальчишки со страхом выползли из подвалов на улицы, перед ними открылась страшная картина. Здания были разрушены, многие горели. На улицах валялись трупы мирных жителей, в основном стариков, женщин и детей…

Главным исполнителем «Обезлюживания» в Орле был военный комендант генерал Хамман. На улицах города скоро появились виселицы. «Провинившихся» перед режимом казнили публично, к месту казни сгонялось мирное население. На груди обреченных вывешивались таблички: «коммунист», «комсомолец», «советский работник», «партизан». Бесперебойно работали адские машины-«душегубки», людей угоняли в рабство, увозили в неизвестном направлении. К концу оккупации из 120 тысяч жителей города Орла осталось в живых 40 тысяч…

Гестаповцы круглосуточно рыскали по квартирам в поисках партийно-советских активистов, коммунистов и комсомольцев, депутатов городского Совета и членов их семей. В городе периодически появлялись сообщения: «За неисполнение приказа коменданта по ежедневной явке на регистрацию на биржу труда Матвеев Алексей, Кочергин Иван и Ключников Дмитрий повешены 15 января как саботажники», «За невыполнение приказа о выходе на работу по очистке снега вчера повешен подросток Константин»…

Подвергся жестокому наказанию однажды и Анатолий — за то, что центральную улицу города при разговоре со сверстниками назвал прежним, «дооккупационным» именем — Ленинская. Солдаты затащили мальчиков в комендатуру, сильно избили, чтобы те забыли имя Ленина, и выбросили на улицу. А Володя вместе с другими подростками по приказу генерала Хаммана был однажды вывезен из Орла в концентрационный лагерь. Ребят погрузили в товарный эшелон, набитый людьми.  Изнывающих несколько недель от голода, жажды и духоты «пассажиров» доставили в Югославию, в город Брод.

Но ни облавы, ни массовые расстрелы, ни голод и унижение не сломили орловчан. Они вели постоянную скрытую борьбу, совершали диверсии. Дети, как могли, помогали партизанам. «Я отлично помню день освобождения города от фашистов. 4 августа 1943 года в городе были слышны очереди автоматов и пулеметов, треск винтовочных выстрелов, взрывы гранат и снарядов. Утром 5-го августа вся эта канонада перенеслась за город на запад и стала приглушенной. Оставшиеся в живых жители Орла вышли на улицы — по ним в пыльных сапогах и выгоревших гимнастерках, с автоматами, пулеметами и винтовками шли красноармейцы…», — вспоминает Анатолий Михайлович.

В 1944 году Анатолий получил первую весточку о своем старшем брате Владимире. Во время бомбежки Брода англичанами Владимиру удалось бежать из концлагеря в лесистые горы Восточной Боснии. Там он встретил югославских партизан, принимал участие в освобождении  Белграда. А потом, уже солдатом Советской армии, в 50 км западнее Будапешта в возрасте 16 лет Владимир Агапов погиб. Похоронен он в братской могиле в г. Орослань.

Наталья ЧЕЧЕТКИНА,

с. Чернава.

This entry was posted in Разное. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий