полоса

ПОЗНАВШИЙ ПОБЕДУ


Выхожу однажды из дома. Вижу: у моей калитки стоит статный коренастый человек. Екнуло сердечко: до чего знакомое родное лицо! А узнать не могу.

— Ты что, не узнаешь меня? Вспомни: 50 лет  назад…

— Валерка, ты ли это? Прости, брат, что не признал сразу.

Теперь этот Валерка — доктор технических наук, генеральный авиаконструктор. На родину заехал «на часок». Мало у него на родине осталось знакомых, а к двоюродному брату нужно заехать обязательно.

Валерий Михайлович  от самогона отказался. Не пьет он и водку. Не для того заехал, чтобы на грудь принять. О себе рассказал. Говорил, что часто по роду деятельности бывает за границей.

— А ты в Германии был?

— И не один раз.

— А на могиле своего отца бывал?

— Бывал, и не один раз.

Вот так же во время войны заехал в деревню на часок его отец, майор артиллерии. Помню, наша матушка — мужественная женщина — склонила свою голову на грудь брата, оттаяла. Плакала о гибели другого брата, на разлуку тяжкую плакала, на раны стоящего перед ней своего братца младшего — боевого офицера Красной Армии. Помню, как он наклонился надо мною, держа за плечо, что-то говорил. Но сжался в комок, заробел, не мог и слова вымолвить, а только шмыгал носом. Как раз в это время майор Бубнов приезжал с фронта в тыл принимать новые орудия для батареи, командиром которой был сам.

Немногое дано мне было знать о своем дяде. Ушли в прошлое осведомленные люди. Но с детства запомнил рассказ, о редчайшем при нём случае на войне, произошедшем во время артиллерийской дуэли. Тогда в ствол одного орудия нашей батареи влетел немецкий снаряд. И этот случай зафиксирован в истории Отечественной войны.

А ещё был бой, в котором немецкие танки прорвались в расположение наших войск. Командир и начальник штаба части вынуждены были броситься под танки. Так  требовалось по долгу. Командир погиб. Начальник штаба майор М. И. Бубнов под днищем танка был волочим по земле и весь искромсанный отброшен машиной через несколько сотен метров. Но… остался жив! Нашли его, привели в чувство, заштопали, залатали, вылечили. Снова стал в строй боевой офицер. Многие погибли уже перед самой победой, так и не познавшие ее. Но майор Бубнов ощутил торжество Победы. Правда, пожить после войны долго не довелось — фронтовые увечья сделали свое черное дело. Умер воин на своем посту в послевоенной Германии, отстаивая интересы нашей Родины, похоронен недалеко от Берлина, на могиле его стоит памятник.

 — Могила ухожена. В порядке.  Текст на памятнике на русском языке и портрет отца сохранился, — так поведал мне достойный сын своего отца.

А отцовский трофейный аккордеон, как память, иногда до сих пор звучит в руках сына.

Ю. МАШКАРИН.

Ваш отзыв

Вы должны войти, чтобы оставлять комментарии.