СПАСИБО, ЧТО ЖИВОЙ!

 

 

25 января, то есть завтра, ему исполнилось бы 75 лет, а значит, и сегодня он мог бы еще жить, играть, писать, петь… Мог бы, но… он ушел из жизни, подобно многим выдающимся людям молодым, полным творческих сил и энергии.

Владимир Высоцкий… На его песнях выросло не одно поколение. Он был их символом, кумиром, глашатаем. Его любил народ, но не жаловали власть предержащие. Да и настоящее признание к нему пришло тоже  уже после смерти — как водится на Руси.

Сегодня трудно представить, как бы он жил в наше беспокойное, непредсказуемое время: кого прославлял? кого задевал и высмеивал? Он хорошо умел это делать.

Он был тем, кем был. Возмутитель спокойствия, бунтарь, актер гонимого в ту пору театра, полузапретный бард, концерты которого посещать было, по меньшей мере, чревато неприятностями. Но ему, пожалуй, нравилось таким быть, нравилось идти против течения, высказывая правду во времена полуправды, повествуя своим хрипловатым баритоном о том, о чем другие опасливо молчали. Его запрещали или, если точнее, не очень разрешали. Однако написанные и пропетые им песни звучали с затертых катушек магнитофонов  едва ли не из каждого окна, на улицах, в парках, в автомобилях — везде, по всей стране. Их слушали и запоминали. Их любили и цитировали. Он записал около 10 радиоспектаклей, дал более 1000 концертов. И пусть мало кто знал даже отчество автора и исполнителя, зато творчество его знал весь народ.

Владимир Высоцкий. Каким бы он был сегодня? Сложно сказать. Но все-таки хочется думать, что остался бы самим собой. Артистом и поэтом, для которого просто неприемлемо мстить и прислуживать кому бы то ни было, в том числе и новым хозяевам жизни. Его бы не сумели ни купить, ни приручить, ни прикормить. Он не смог бы, в силу своей натуры, вписаться в сытый и самодовольный  постсоветский бомонд и не пожертвовал бы своим правом и в нынешние дни говорить о том, что считал нужным.

Владимир Семенович Высоцкий… Его отсутствие в нашей культуре, в нашей современной жизни ощущается болезненно и остро хотя бы уж потому, что мало кто из живых сегодня способен так же честно, с горечью, но не отнимающей при этом надежды, сказать, пропеть, бросить в лицо, как перчатку: «Нет, ребята, все не так, все не так, ребята…»

Завтра ему исполнилось бы семьдесят пять. Возраст далеко не запредельный. Но жизнь его оборвалась. Оборвалась рано и резко, на полуноте, на полувздохе, как перетянутая гитарная струна. И все-таки песни его поныне звучат по-прежнему. Их слушают и старые, и молодые. Они живы. Они любимы. А значит, жив и тот, кто их создал.

С Днём рождения, Владимир Семенович! Спасибо, что живой…

This entry was posted in Память. Bookmark the permalink.

Добавить комментарий