Норма по… падениям

У каждого из нас случаются такие истории, которые запоминаются на всю жизнь. Да про них ещё часто говорят «и нарочно не придумаешь», а потом ещё и приходишь к выводу, что именно из таких жизненных историй появляются анекдоты. Бывает и такое, что осознание комичности приходит не сразу… Я даже не помню, сколько мне тогда было, когда в моей жизни случилась одна из таких ситуаций. Зима… Гололёд… Представим, мне примерно десять лет.

Ника Коваленко

Когда в очередной раз мама отправила меня в сельский магазин со списком продуктов, я очень обрадовалась, ведь в тот день на улицу выйти мне ещё не удалось. По уже сложившейся доброй традиции в магазин мы ходили вместе
с соседкой, моей подругой детства (Леной). Настроенная на весёлую прогулку с подружкой зимним морозным вечером, я постучалась
в окошко, украшенное витиеватыми паутинками-узорами. Дверь открылась не сразу, а это означало одно — Лены дома нет, она осталась у бабушки в другом селе. Её мама подтвердила мои догадки. Грустной, мне ничего не оставалось, как идти в магазин одной. На обратном пути моё настроение заметно улучшилось, наверное, свежий воздух взбодрил. Пакет был не очень тяжёлым, в него были аккуратно сложены буханка черного хлеба, пакетик фасованного печенья «Топлёное молоко» и баночка сметаны. Домой я поторапливалась, темнело. Оттого и шаг мой был чуть ли не вприпрыжку, а пакет, хоть и не сильно увесистый, в болтающей туда-сюда руке всё же нарушал мой баланс. Ещё пара шагов, и вот моя нога поднимается чуть ли не выше головы, в полёте из руки вырывается пакет… Шмяк. Поскользнулась. Упала. Встала, почесала затылок: не самое приятное ощущение, болезненное даже, но на удар внимания не обратила. Меня больше интересовало: где пакет и его содержимое. Быстро встав с дороги, я в панике начала доставать хлеб из снега, укатившуюся баночку сметаны и проверять, не порвался ли целлофановый пакетик с печеньем. К счастью, всё осталось целым и невредимым. Пакет был собран, а я продолжила свой путь домой. На этот раз шаг стал гораздо ровнее, а руками больше не размахивала, как ветряная мельница. Падение всё же дало о себе знать. Но далеко уйти от места происшествия мне так и не удалось: история повторилась. В голове уже мелькнула мысль: будет больно. Действительно, без жертв не обошлось, снова ударилась. О пакете с продуктами сразу не подумала, теперь под удар попала ещё и рука. Буквально через минуту стала рассматривать, а что же с пакетом? На удивление, все было неплохо, но вот печенье всё-таки рассыпалось и поломалось. Собрав всё в пакет и убедившись, что твёрдо стою на ногах, я медленным, почти черепашьим, шагом решила идти дальше. Но, видимо, в этот день мне просто было суждено выполнить определённую норму по падениям. И вот опять я в полете. Рука предательски разжимает ручки пакета, и он улетает в неизвестном направлении. Немного полежав на дороге, потрогав рукой затылок, понимаю, что жить буду, хотя болезненные ощущения при касании всё-таки есть. Встаю и вспоминаю про пакет. На дороге в хаотичном порядке лежат буханка хлеба, прорвавшая сметана и рассыпанное печенье, половина которого теперь на снегу. А ручки у пакета и вовсе оторвались. В общем-то, засунув всё это как попало уже в мешок без ручек и прибавив темп, я поспешила домой. Шла почти по снегу, лишь бы снова не упасть. К счастью, до дома мне удалось дойти без очередных происшествий. Когда передавала пакет маме, опережая все её вопросы, сразу рассказывала о том, что со мной приключилось. Нет, мама не ругалась, даже и не подумала, но эту историю запомнила, как и я, на всю жизнь.

Комментарии

Оставить комментарий

...Москва, 1918 г. «Сейчас сижу и разбираю свои рукописи, заметки — пора готовиться на юг — и как раз нахожу кое-какие доказательства своего «деспотизма»… Вот зима 16 года в Васильевском:

«…Иван Афанасьев сын Бунин при царе и Великом князе Михаиле Федоровиче всея Руси строил город на реке на Сосне у устья реки Чернавы и был в Чернавском воевода…»

Каменная кладка середины XIX века, стены хранилища готовой продукции первой чернавской бумагоделательной фабрики на большаке.

Цветок прекрасно пахнет. Пока держится очарование запаха, этого как бы открытого для меня названия, ранее обычного, а теперь радостноприподнятого растения, я жду от дедушки чего-то ещё: отдалённого, но столь нужного душе знания.

«Ты не ждала меня, Родина» — этот материал о судьбе женщины, насильственно увезенной немцами во время войны, был опубликован в № 97 «Восхода» от 4 декабря 1996 г. и в № 35 от 2 сентября 2021 г.

Все новости рубрики Литературная страница