Нелегкая дорога к храму

На днях вышла в свет новая книга нашего земляка Алексея Шаталова «Дорога жизни».

Она отпечатана в московской типографии ООО «Буки Веди» тиражом в 100 экземпляров, один из которых автор издания презентовал редакции «СВ». Это — книга-воспоминание, книга-исповедь человека, посвятившего работе в системе образования нашей страны 49 лет своей жизни. Последние годы профессиональной деятельности автора были прочно связаны с реализацией крупного семейного проекта — строительством храма в родной деревне Кошкино. В августе этого года совершение чина Великого освящения Успенского храма совпало с выходом книги из печати, в которой строительству посвящена самая длинная и обширная глава. Она названа «Дорога к храму»…

  • Лариса Чечельницкая

Из первых уст

…«Моя дорога к храму не была простой и легкой…», — признается в книге Алексей Алексеевич, прежде чем углубиться в религиозную философию, поднять важные вопросы православия, его истории и постараться ответить на них. Поиску ответов уделено в главе достаточно много внимания. Не меньше — истории возведения Успенского храма. Автор искренне делится с читателями своими мыслями и переживаниями, рассказывает доподлинно, как все было.
«Поворот к храму произошел во время участия нашей семьи в богослужении по случаю тридцатилетней годовщины со дня смерти брата Валентины Ивановны, погибшего в катастрофе. Ей пришла мысль о строительстве церкви на нашей малой родине, в нашей деревне, на том месте, где находился храм в XVIII веке…», — пишет автор. Но нам посчастливилось узнать эту историю не из книги, а из первых уст. Рассказала нам ее зачинщица стройки, жена Алексея Шаталова Валентина Ивановна. Кому как не ей, историку по образованию, знать, какой ценой достался небольшой деревушке нашего района новый, благоустроенный и красивый храм. Предлагаем читателю послушать ее рассказ вместе с нами…

Самый большой грех в жизни

«Я учитель. Вела историю, атеизм. То есть от Бога была далеко, сами понимаете. Лучше всего уроки удавались именно по культуре, а где культура, там и религия, атеизм. Я учила детей, что вера — это обман, но на душе было неспокойно. Ведь мама моя была верующей, изучала Закон Божий, закончила церковно-приходскую школу с Почетной грамотой. Мне она всегда говорила: я не знаю, в каком виде существует Бог, но то, что он есть, не сомневайся. Доказывала, приводила факты. А я помню, что, будучи ребенком, спорила, мол, Бога нет, так в школе говорили! Когда стала взрослеть, начала понимать. Будучи преподавателем, в душе всегда чувствовала сомнение. Правильно ли я делаю?
К сожалению, в те времена нам нельзя было ходить в храм (хотя мы были крещеные — мама позаботилась об этом). Представьте, что бы сказали ученики, если бы увидели своего учителя истории в храме? Как минимум, что я говорю одно, а делаю противоположное. О доверии и авторитете можно было бы забыть.
Но шли годы… Муж стал заниматься диссертацией, углубился в тему философии и истории религии, изучал взгляды известных религиозных философов. Вместе с ним заинтересовалась философией и я. Именно тогда мне удалось найти подтверждение тому, что Бог — первичен, материя — вторична. Стала жадно изучать вопрос, чтобы понять истину.
А потом вновь открылись двери церквей. И я первый раз пришла в храм. Впервые исповедовалась. Отец Сергий при встрече всегда вспоминает, как я тогда плакала — плакала по своему греху. Меня сильно мучила мысль, что своим ученикам говорила не то, что осознала позже. Зато в моей душе стало складываться отношение к храму. После исповеди легче стало…

Начало начал

…Потом у меня погиб в автокатастрофе брат. На тридцатилетнюю годовщину смерти мы приехали в Елец на его могилку. Пригласили батюшку отслужить панихиду и зашли в церковь. Там, во время службы, в моей голове зародилась мысль: обязательно построить храм в Кошкино. Я поделилась идеей с мужем и сыновьями. Трое мужчин, не задумавшись ни на минуту, в один голос сказали «да».
Это был 1999 год. Сами знаете, какие там у кого были деньги и материальное благополучие. Не знаю, как я вообще могла думать в то время о строительстве храма? Но Бог нам дал все, что нужно.
Наши сыновья завершили обучение, нашли престижную работу, обзавелись семьями. Алексей Алексеевич быстро и уверенно поднимался по карьерной лестнице и уже работал ректором в вузе. Когда ему исполнилось 70 лет, мы начали потихоньку откладывать деньги на стройку. И взялись за работу. 
Первым делом выбрали подходящее место. Там, где сейчас стоит Успенский храм, находился раньше погост и стоял храм. Затем его перенесли, но куда именно, никто точно не знает. Потом какое-то время на погосте была часовня. Нам казалось, это идеальное место. Но чтобы начать строить, нужны были деньги. Много денег. А их не было. Надо было помогать детям встать на ноги. Только когда Алексей Алексеевич снял с себя полномочия ректора и начал трудиться на кафедре профессором, мы обязались откладывать на храм все до копейки. Жили на пенсию. Но к тому моменту дети уже стабильно зарабатывали и нам помогали.
Кто-то может подумать, что мы очень богатые люди. Но мы богатые духовно, а благополучие материальное нам Господь дал. И людей неравнодушных рядом. Помогали все, чем могли. Об этом в книге Алексей Алексеевич пишет очень подробно.

Промысел Божий

Ни разу за все время строительства ни одно задуманное дело не срывалось. Все получалось, всегда находились необходимые ресурсы. Во-первых, нам повезло с закупкой стройматериалов — успели завезти кирпич по бросовой цене еще до подорожания. Его привезли столько, что потом и трапезную построили, да еще осталось. И бетон был очень дешевый. Я даже не считала, сколько миксеров потребовалось для закладки основания. Заказывали машины без проблем, сколько надо. А вот когда трапезную строили, последний миксер обошелся нам в 4 раза дороже.
Во-вторых, везло с мастерами. К нам приезжали работать лучшие строители из Переславля-Залесского, Ельца, Курска. Правда, мы долго искали бригаду, которая взялась бы провести штукатурные работы. Многие приезжали, смотрели и отказывались браться за работу из-за… куполов. Нашлись нужные нам специалисты совсем рядом — в Ельце. Они так обработали всю внутреннюю поверхность храма, что, когда художница приехала его расписывать, она была потрясена — настолько качественно выполнили свою работу ельчане.
О том, как расписывались стены храма, тоже стоит рассказать. Художник, которого мы пригласили изначально, запросил за работу огромную сумму. Отец Геннадий, настоятель церкви Владимирской иконы Божией Матери, помог найти другого иконописца — из Курска. Им оказалась верующая женщина по имени Зинаида. Она и ее помощники расписали нам весь храм за доступную цену. А потом одна, за полцены, взялась еще и за оформление иконостаса. Сейчас мы с Зинаидой большие друзья.
В-третьих, у нас всегда под руками была необходимая техника. Помню, надо было заливать основание храма. Но никто не знал, как подавать внутрь песок. Ведрами? Обратились к Валерию Пашенцеву, просили дополнительные рабочие руки. А он нам… целый транспортер прислал! Или вот еще одна история. Готовились заливать купола бетоном. Валерий Синюгин помог, как всегда, — достал бадью. Но сколько нужно было для куполов бетона, никто не знал. Сошлись на 6 кубах и… опоздали: миксеры такого объема были уже разобраны. К нам пришел миксер на 9 кубов. Пока решали, куда деть лишний бетон, от раствора осталось… всего два ведра! Это ли не Божий промысел?
На самом деле во время строительства происходило много необъяснимого. И мы не могли это растолковать иначе, чем помощь нам от Гос-
пода нашего. Приведу пример. Когда мы закончили заливать купола бетоном, установилась жара. Все переживали, что без полива бетон потрескается, и придется все переделывать. Но тут как нельзя вовремя пошел моросящий дождь и продлился три дня. Бетон не растрескался, а мы снова благодарили Бога за помощь! Он все время был на нашей стороне.
И, тем не менее, с завершением стройки забот становилось, кажется, все больше. Ведь в храме ничего не было, кроме самих стен и куполов, а к тому времени Алексей Алексеевич уже ушел на пенсию…
Тогда за дело взялись наши дети и внуки.
Сегодня, слава Богу, храм полностью готов. Он освящен и передан в Елецкую епархию. Впереди у нас закладка капсулы с рукописанием для потомков, а в храм уже тянутся люди. Идут первые службы. Мы рады этому. Наша миссия завершена…»
 

Комментарии

Оставить комментарий